Опубликовано

Первый десант

В сентябре 1973 года правительственная делегация осмотрела площадку будущего поселка Ягельное. С. А. Оруджев лично утвердил результаты работ изыскателей-проектировщиков. В отрасли ясно понимали, что вскоре последует распоряжение об освоении Уренгойского месторождения. Помятуя о тяжелой цене «кавалерийских атак», Владислав Владимирович Стрижов, назначенный в октябре 1973 года генеральным директором ПО «Надымгазпром», пошел на очередной в своей жизни рискованный шаг: начать обустройство месторождения не дожидаясь «приказа сверху», до того, как потребуют «быстро, срочно, с перевыполнением плана, и к 1 мая».

Осенью 1973 г. секретарь Надымского горкома ВЛКСМ Николай Иванович Дубина и начальник Надымской конторы автомобильного и водного транспорта Константин Федорович Ватолин набрали 28 добровольцев. 7-9 декабря главный геолог Полярной экспедиции глубокого бурения Г. П. Курыло, топограф А. Н. Богданов, начальник вышкомонтажного цеха С. Г. Аболенцев и представители ССУ на двух тягачах прошли по будущей трассе десанта.

К. Ф. Ватолин стал готовить технику к походу. Он лично осмотрел каждую машину. «16 декабря в Надымгазпроме появился приказ: для начала организации работ по обустройству Уренгойского месторождения направить в определенный для будущего промысла района реке Ево-яха автотракторную колонну. Однако в путь первопроходцы тронулись лишь спустя три дня: не пускали сильная пурга да крепкий мороз.

На новое месторождение отправилось 10 грузовиков («Уралы» и «Кразы»), 2 трактора «Т-100», 2 бульдозера и 1 гусеничный тягач ГТТ. Везли с собой четыре вагончика, стройматериалы, топливо для первого десанта и специалистов, которые останутся обустраивать месторождение. Начальником десанта был назначен Бронислав Андреевич Дьяченко. Начальником колонны — Анатолий Дмитриевич Морковин.

Тягачи шли впереди. Они могли пройти практически везде. За ними шли бульдозеры, которые своими ковшами расчищали путь, а уже потом – грузовые машины на колесном ходу. Замыкали колонну два трактора на случай, если кто-то застрянет, и нужно будет вытаскивать застрявшую машину. Колонна шла по профилю 501-й стройки – железной дороги Салехард-Игарка. На месте, куда они пришли 23 декабря, располагалась избушка обходчика линии телефонно-телеграфной связи «Москва — Игарка». О ней упоминает А. А. Ахметов: «Здесь ничего не было, кроме одного барака, в котором жил работник связи по фамилии Басманов. За 70 рублей в месяц он следил за техническим состоянием вверенного ему участка воздушной линии телефонной связи «Москва» — Игарка»….

За самовольный выход на Уренгой В. В. Стрижов получил строгий выговор от министра. Но жизнь подтвердила правоту В. В. Стрижова: благодаря не санкционированному сверху приказу высадиться на Уренгойском плацдарме в декабре 1973 года страна получила газ Уренгоя почти на год раньше срока и значительно прирастила свою энергетическую мощь.

Поделиться ссылкой: